Вернуться к русскому языку Translate into English Ins Deutsche bersetzen
Версия для слабовидящих
Поиск
662520, Красноярский край, Березовский район, пгт. Березовка, ул. Центральная, д.32

Наш адрес
8 (39175) 2-46-20
Контактный номер

Копылов Василий Иванович (1835-1845) 4-й губернатор Енисейской губернии, статский советник

В эти же годы Копылов много работает над открытием в Красноярске губернской библиотеки. Еще с 1833 г. по распоряжению правительства разрешалось во всех городах открывать публичные библиотеки. В 1835 г. такая библиотека открылась в Иркутске. Губернатор Василий Иванович Копылов делал все от него зависящее, чтобы красноярская губернская публичная библиотека была не хуже иркутской. Он договорился с редакциями официальных изданий, которые стали бесплатно высылать в Красноярск номера своих газет и журналов. Библиотека была любимым детищем губернатора. Благодаря его хлопотам на библиотечные нужды из городской казны выделялись в первые годы небольшие субсидии, что категорически запрещалось делать по существующим тогда законам. Городские библиотеки, писало правительство, должны содержаться только на добровольные взносы горожан. Вскоре выплата из городской казны на содержание библиотеки была прекращена. В 1838 г. красноярцы пожертвовали в ее фонды 188 названий книг в 394 томах. К открытию ее готовились долго, официальное открытие красноярской публичной библиотеки состоялось только в 1839 г. Копылов проявлял постоянную заботу о народном здравии. При нем число больничных коек увеличилось на 200 мест и к началу 1839 г. достигло 700. Кроме того, в эти годы резко понизилась смертность населения. В 1837 г. в губернии медицинская помощь была оказана тысяче больных. Из них 843 человека выздоровели и лишь 60 умерли. Кроме того, в 1838 г. 8555 детей были спасены от оспы; им были сделаны прививки. Будничная жизнь в Красноярске, да и в других местах губернии, была неспокойной. Об этом говорят цифры уголовной статистики. По-прежнему много случаев было связано с воровством. Часто молодые матери отказывались от своих детей. Так, в 1838 г. полиция насчитала около 80 подкидышей, и цифра эта в 30-е годы не уменьшалась, а увеличивалась. В губернии было много умышленных убийств. В 1838 г. таких случаев было 10, самоубийств - 15. Как отмечалось в отчетах полиции, три четверти преступлений в губернии совершали ссыльные. Необходимо сказать, что в это время в Енисейской губернии проживало всего 102843 человека. По численности населения Енисейская губерния принадлежала к 3-му, самому низшему разряду. Соответственно с этим устанавливалось жалованье губернатору и его подчиненным. В губернии первого разряда губернатор получал 12000 рублей ассигнациями в год, второго - 9 тысяч, третьего - 6000 рублей. Кроме того, губернаторы и их подчиненные имели различные надбавки к жалованью: квартирные, столовые и другие. В материальном отношении красноярский губернатор и его ближайшие чиновники жили достаточно благополучно, так что необходимости в получении взяток у них не было. В 1839 г. град уничтожил в губернии большую часть урожая. В Минусинском округе хлеб весь съела кобылка. Она не только уничтожила все посевы, но и съела всю траву, овощи в огородах и даже цветы в комнатах. Цены на хлеб поднялись неимоверно. К тому же стихийно быстро развивающаяся золотопромышленность требовала большого количества рабочих рук. Желтый металл добывали повсюду. Золотые россыпи были открыты в долине реки Маны и по ее побочным ключам и речкам. Большой приток в Енисейскую губернию золотоискателей, старателей и просто жуликов, мошенников, авантюристов требовал от властей повышенной бдительности. Запасные хлебные магазины на такое большое количество населения, особенно на севере губернии, не были рассчитаны. Началась бойкая спекуляция хлебом. В Енисейской губернии возник голод. Последующие года оказались тоже неурожайными. Это еще более усилило продовольственный кризис. 24 февраля 1841 г. вышло распоряжение правительства «О мерах к распространению разведения картофеля». В Красноярске с 1835 года выращивали эту культуру. Новое постановление обязывало каждую семью заниматься его возделыванием. За невыполнение этого распоряжения виновных ссылали в Белоруссию, на строительство Бобруйском крепости. Местная администрация понимала, что при неурожае хлеба картофель является той палочкой-выручалочкой, которая сможет удержать крестьян и горожан от голодных бунтов. Золотая лихорадка быстро развращала нравы населения края. Подкуп и различные злоупотребления властью сделались делом обыденным, привычным. Губернская администрация на жалобы населения реагировала вяло. О самом губернаторе складывались анекдоты, которых называли губернатора благороднейшим, умнейшим, бескорыстнейшим и глупцом - потому что он единственный губернатор, который ничего не брал с откупов. Слух о том, что в Восточной Сибири расхищаются за бесценок золотосодержащие местности, быстро долетел до Петербурга. В Енисейскую губернию была назначена ревизия во главе с сенатором Иваном Николаевичем Толстым. Но ревизоры пришли в ужас, когда стали знакомиться с делами губернской канцелярии. В своем акте они отмечали, что с 1836 г. дела ее оказались в таком расстройстве, что не представляло возможности произвести ревизию. Обнаружилось, что часть сумм, пересылаемых в губернское управление, в расходных книгах не учитывалась. Губернатор и его подчиненные писали ревизорам объяснительные. Вскоре стали поговаривать, что не чист на руку н сам Василий Иванович Копылов. Губернатор вместе с чиновниками попал под следствие. Долго проверялась дела городской Думы, но никаких финансовых нарушений там обнаружено не было. Вскоре из Красноярска ревизоры переехали в Иркутск. Копылова же от должности губернатора отстранили. Через несколько дней, как пишет Парфентьев в своих воспоминаниях, отставной начальник края от сенатора Толстого из Иркутска получил какую-то депешу, требовавшую серьезных объяснений. Копылов долго ходил по комнате взад и вперед, постоянно перечитывая полученную бумагу, и вдруг через несколько минут умер. Как говорили тогда красноярцы, от испуга и горя. Похоронили губернатора на Троицком кладбище. Денежных средств у Копылова никаких не осталось, как выяснилось позднее, в казнокрадстве он замешан не был. Деньги на похороны губернатора дал городской голова Иван Кириллович Кузнецов. Вскоре вдова губернатора с сыном уехала к родным в Вятку. Первые итоги сенаторской ревизии оказались очень скромными. Все выявленные в Енисейской губернии злоупотребления были признаны типичными для того времени, поэтому под суд после ревизии пошло лишь несколько мелких чиновников, у которых не было никакой влиятельной поддержки наверху, но результаты проверки красноярцы почувствовали быстро.

Ссылка:  https://www.kkkm.ru/professionalam/nauchno-issledovatelskaya-deyatelnost/izdaniya/pereizdana-broshyura-naivelichajshaya-mezhdu-vsemi-v-rossijskoj-imperii